Пост

Рим, долины горы и пустыни. География поста.

17 августа, 2018, Alex Blend

Сегодня темой нашего разговора станет пост – это один из важных аспектов в жизни каждого верующего, о котором не так много и говорится, хотя может быть, много пишется, в сети можно найти немало книг на эту тему, но мы попытаемся поговорить на эту тему немного с другой стороны.

Посты бывают разные.

Бывает пост отказа от разговора, от речи, когда человек берет время на то, чтобы помолчать, такой пост в еврейской традиции называется «таанит дибур». В православной традиции есть множество календарных постов, когда люди как-то ограничивают свое меню и отказываются от мяса и молочной продукции. В еврейской традиции тоже такое время есть – это первые дни месяца ав, когда человек отказывается от мяса и ест в основном рыбу, не отказываясь от молочного. Но мы не будем говорить на тему каких-либо ограничивающих постов, а будем говорить о посте в самом классическом его понимании – отказ от еды и питья.

«Я пощусь два раза в неделю»

Во времена Иешуа, как мы можем видеть это в молитве фарисея, большинство верующих людей постилось, как говорит фарисей: «Я пощусь два раза в неделю», каждый понедельник и четверг люди постились. Это была принятая традиция, на самом деле и сегодня среди многих эта традиция продолжает существовать. Кроме того, люди постились каждый канун Новомесячья, то есть в каждый последний день месяца. Итого получалось, что 8-9 постов в месяц каждый человек постился, это больше, чем четверть месяца.

Посты были популярным и распространенным средством кому-то для самоправедности, кому-то для того, чтобы казаться праведным в своих глазах, а кому-то, может быть, для каких-то других целей, для чего они задумывались и об этом мы сегодня попытаемся поговорить.

Понятно, что Бог не хочет, чтобы мы голодали, чтобы мы просто испытывали чувство голода. Бог не исходит из соображения, что если мы меньше будем есть, то Ему больше достанется потому, что Ему итак ничего не надо, то есть ни голод, ни экономия – это не причина настоящего поста и мы попытаемся ответить о причине, смысле и, возможно, пользе поста, для чего он нам нужен.

Начнем мы с совершенно другой истории,

как всегда, не очень имеющей отношение к посту.

В один прекрасный вечер в долине Мамре, недалеко от Хеврона, вернее это был не вечер, а полдень, если уж на то пошло, жаркий полдень и сидел праотец наш Авраам на третий день после обрезания, когда особенно болит. Сидел он у входа в шатер и увидел трех путников.

Дальнейшую историю, наверное, знает каждый, кто открывал Библию – это один из ключевых исторических моментов в истории еврейского народа и всех верующих. Авраам побежал, засуетился, организовал гостям самую лучшую трапезу, какая только может быть. Мудрецы много спорили на тему, какую трапезу Авраам им организовал, и говорили и называли разные блюда, которые только могли себе представить. Каждый называл то блюдо, тот вариант, который в его время казался более вкусным и более качественным.

Явно Авраам не доширак им заварил, не вытащил пельмени из морозильника и отварил, а сготовил что-то очень вкусное, самый высокий уровень, на который поднимаются мудрецы, обсуждая это — вареный язык коровы трехлетки под горчичным соусом, не будем обсуждать историчность этого комментария, нам важно другое. Гости Авраама, и это были ангелы, ангелы, которые пришли во плоти, приняли угощение Авраама, они не сказали Аврааму: «Обознатушки получились, мы на самом деле ангелы, спасибо, мы не голодны» или не ушли под каким-то другим предлогом, сказав: «Мы не едим кашрут с этой печатью». Ангелы приняли подношение Авраама, сидели, ели и, видимо, получали удовольствие от вареного языка, что очень странно.

Еще более странным мы видим другое событие,

которое произошло много-много лет спустя. Один из основателей нашей веры Моше, поднялся на гору получать Тору, видимо забыл захватить с собой бутерброды, сэндвичи и тушенку, и Господь сотворил ему чудо, и он сорок дней жил без еды и питья. Можно было подумать так, но, когда и второй раз Моше поднимается на гору, он не берет с собой еду и питье. Мы видим две разные ситуации: с одной стороны — ангелы могут есть и пить и получать, видимо, удовольствие, с другой стороны – люди могут не есть и не пить аж сорок дней. Не повторяйте это дома, далеко не у всех получится.

Третья история

– это история с пророком Элиягу, который сильно переживает за народ и отправляется на гору Синай или Хорив, чтобы там встретиться со Всевышним, получить откровение от Всевышнего. Он идет к горе Синай, подкрепившись лепешкой и водой, сорок дней и ночей. Возможно, не днем и ночью он идет, а просто Тора говорит, что путь у него занял сорок дней и ночей, но в любом случае мы знаем, что он пришел, подкрепившись только лепешкой и первый вопрос, который ему Всевышний задал: «Что тебе здесь, Элиягу?», и об этом мы тоже поговорим.

Четвертая история

самая, наверное, для всех известная – это история о Иешуа, который Духом был поведен в пустыню и Иешуа в пустыне испытывался Сатаной, а перед этим Он сорок дней провел в посте, и по окончании, по истечении сорока дней взалкал. Обратите внимание, Он сорок дней не голодает, не борется с голодом, а голодным он стал только на сороковой день. У Элиягу немного другая ситуация, Элиягу вышел сытым и он сытым оставался сорок дней, у него была хроническая сытость, у Моше мы пока не знаем и не понимаем, что это было.

Что мудрецы говорят на эту тему?

Мы читаем в трактате Бава Меция лист 68б, 2 страница: «Тот, кто приходит в город, ведет себя по обычаям этого города». Есть такая латинская пословица – «в Риме веди себя, как римлянин». Когда Моше поднимается на гору, поднимается в горний ангельский мир, он не нуждается в еде и питье потому, что не в обычаях ангельского мира есть и пить. Когда ангелы спускаются в наш мир, они ведут себя по обычаям нашего места, они могут есть, пить и получать удовольствие. Элиягу поднимается в мир духовный, переходит от одного состояния к другому, он подкрепился и пошел к горе Хорив, был накормлен ангелом. С Иешуа ситуация совершенно другая: сорок дней Он не нуждается в еде и питье, то есть Он не борется с голодом, Он не способен прожить сорок дней без еды и питья, Он вообще не голодает.

Обратите внимание

на то, что в двух-трех случаях повторяется число сорок, сорок – это очень важное число. Потому, что если человек переезжает из одного города в другой, то с какого момента он должен соблюдать обычаи этого города? Есть те, которые говорят после сорока дней. Итак, если я прожил сорок дней в Риме, я принимаю на себя римские обычаи, не если я на час заехал, не если я на недельку заехал, а если только я заехал на сорок дней.

И в еврейской мистике, и даже в других религиях, сорок дней – это время окончательного перехода души в другой мир, сорок – вообще важное число, мы знаем сорок дней потопа и так далее, то есть сорок – число, достаточно классическое.

Итак, нам нужно понять, что человек, который поднимается в ангельский мир, в духовный мир, он переходит в режим духовного человека, начинает вести себя по-духовному, ангел, который спускается в наш мир, он начинает вести себя по-человечески.

Иешуа в данном случае явление, событие особенное, в Иешуа человек, который наполняется Божественным содержанием, человеческий сосуд, который становится инструментом Божественности. Сорок дней, которые Иешуа проводит, Он не голодает потому, что сорок дней – это Божественное состояние, которое переходит в состояние человеческое. От того, кто не умеет есть и пить, переход к тому, кто может алкать и жаждать, кто может жаждать, кто может голодать, кто чувствует голод. Таким образом, мы можем сказать, что постящийся человек ведет себя в этом мире соответственно миру духовному.

Тогда возникает вопрос:

«Ну и что, если я пойду в кофешку где-нибудь в Новоалтайске и закажу себе пиццу, так что, я сразу стану итальянцем? Или если я в Нью-Йорке закажу в ресторане плов, так что, я сразу стану узбеком?» Это в Риме надо вести себя, как римлянин, нет смысла вести себя, как римлянин в Бангладеш, не окажешься от этого в Риме, да? Или сколько не кричи халва, во рту сладко не станет.

И тут нужно вспомнить,

что каждый человек, каждый из нас, каждый из верующих людей – он не только человек земной, каждый человек состоит из духа, души и тела или из духовного и телесного, можно разделить не на три, а на два. Можно сказать по-еврейски, что у него есть телесная или плотская душа и Божественная душа, в нем живет частица Божественного. И как понять, кто из них живет в нас в конкретный момент? Живет в каждый момент тот, кого мы кормим, тот, кого мы содержим. Если мы включаем режим человека духовного, то мы становимся человеком духовным в мире духовном и встречаем, собственно, свое духовное начало, которое есть, если опираться на еврейскую традицию, на книгу Тания, часть Божественной души и в Библии мы, конечно же, находим тому подтверждение. В Писании, в Торе, в самой первой главе Всевышний вдыхает Свое дыхание в человека и человек становится душою живой, человек жив своим духовным началом, человек становится живым потому, что в него вдохнут Дух Всевышнего. Это ответ, который Иешуа дает Сатане. Когда Сатана предлагает Иешуа: если Ты голоден, преврати эти камни в хлеб, то есть произведи какое-то изменение в физическом мире, измени этот мир, на это Иешуа отвечает ему: «Не самим хлебом жив человек, а Словом Божьим», которое его сотворило.

Я сотворен словом Божьим, хлеб сотворен словом Божьим,

если я соединен со Всевышним, если я нахожусь в этом состоянии, я не буду нуждаться в еде и питье, я буду сыт, я буду насыщен, я буду наполнен, это будет другое «я», которое будет существовать в другом мире. Всегда есть место, фокус, точка, в котором находится наше «я», я могу быть очень плотским, меня может приземлять какое-то окружение, меня может приземлять пища, меня может приземлять алкоголь или какие-то похоти, желания, которые тянут нас на землю. Мы, как канат, который все время перетягивается между плотским и духовным, мы все время тянем, нас куда-то разрывает, несет.

Отказ от еды может сопровождаться двумя явлениями,

двумя вариантами поведения, можно сказать. В первом варианте мы будем хотеть кушать, просто банально хотеть кушать и страдать от голода, но успокаивать себе тем, что мы праведны, что мы герои, ходить с постным, но правильно-героическим выражением лица – смотрите, какой я крутой! А еще лучше, проходить между какими-то местами, где едят fast food, или проходить рядом со столиками, где люди кушают, и, презрительно посматривая на них, говорить: «Слава Тебе Господи, что Ты не сотворил меня таким, что я понимаю все прелести и преимущества поста». А преимущества поста в этом случае – почувствовать себя выше других людей.

Это Бог приоткрывает через пророка Исаию,

когда говорит — вот пост, который Я избрал, раздели хлеб свой, накорми и так далее. Когда мы не едим – это повод заботиться о тех, кто ест, если мы действительно поднялись в состояние, когда мы наполняемся Духом – это повод для того, чтобы позаботиться о тех, кто Духом еще не умеет наполняться, о тех, кто еще и едой-то не могут наполниться в силу ограниченности своих возможностей. Духовное нам дается для того, чтобы заботиться о плотских, не угождать их плоти, а пробуждать в них дух, давать хорошее личное свидетельство тому, чему мы служим.

Смысл поста в том, чтобы стать духовным, как бы: «Сходи с двумя ведрами наверх за Духом для себя и для других».

Во время поста мы оживляем своего нового духовного человека, оживляем свой дух, за счет того, что наконец-то учимся духовно говорить своему телу: «Молчать!». Это тоже связано с разговором, как мы видим, но с разговором на уровне страсти, на уровне похоти, на уровне желаний – мы их смиряем. И за счет этого мы начинаем кормить, мы сосредотачиваемся на человеке духовном, который в нас.

Если мы духовные – этот Дух не гелиевый шарик, который будет раздуваться и тащить нас вверх, чтобы мы ходили раздутыми от Духа, от гордости, этот Дух проходит через нас, чтобы мы наполняли этим Духом других, служили другим.

Выходит, что пост для нас – это путешествие к себе духовному,

путешествие в собственную духовность, в страну собственного духа. Вот, Алиса попала в страну Чудес, Буратино попал в страну Дураков, мы, непонятно в какой стране окажемся, если мы начнем поститься. Может такое случиться, что мы встретим в себе что-то ужасное, что нам будут открываться буквально, как у Джона Беньяна в «Путешествии Пилигрима», путешествие может оказаться в Хичкоковском ритме, мы можем быть просто удивлены тому, что в себе встретим на этом пути. Но идти этим путем надо и полезно, чем больше мы общаемся со своим духовным, тем больше мы его тренируем и развиваем, это бодибилдинг для духовного тела потому, что духовное тело учиться наполняться Духом, учиться оживать, учится действовать в этом мире.

Для Божественного начала Иешуа —

это в рамках исполнения всякой правды просто потому, что такова реальность — сорок дней нужны для того, чтобы Божественное осваивалось в земном, для того, чтобы начался голод. Для ангелов – это туризм, поскольку ангелы уже приняли физическое тело, они получили это тело вместе с какими-то законами и так далее. Мы – единственные, кто только учится строить в себе мост между Божественным и земным и наш пост – это короткая перебежка на другую сторону, чтобы посмотреть, что там, что в том мире. Поэтому, когда мы постимся, мы должны смотреть на этот мир не в состоянии – какой печальный мир, и какой он разваленный, как все запущено, и только мы одни тут постимся, мы должны быть лейкой, поливающей этот мир Духом, пропускающими через себя Дух, наполняющимися Духом сами. Подобно тому, как есть шланг, которым поливают огород и если он лежит в свернутом состоянии, то он вялый и пустой, если пропустить через него воду, то он наполняется, становится тугим и шланг оживает, так и мы оживаем в посте.

И когда Исаия говорит

«раздели хлеб свой с бедным, отдай, не ходи с постным лицом», и когда Иешуа об этом же говорит, то мы должны понимать, что речь идет не только о том, чтобы кого-то где-то накормить, это не значит, что если я пощусь, то я должен открыть благотворительную столовую. Мой поход в духовный мир, мы уже сказали об этом и еще раз повторим, должен быть поводом для того, чтобы принести, свести Дух на землю, чтобы Дух служил другим людям. Мы в духовном мире идем навстречу с духовным самим собой, тем духовным, который наполнен Всевышним и мы встречаемся в духовном мире со Всевышним, с Его Духом, наполняемся Его Духом. Все остальные дни, когда мы не постимся, постится наш дух. Очень часто такое бывает, что он сидит на скудном пропитании потому, что даже если мы учим Писание, даже если молимся, даже если мы прославляем, мы не наполняемся в нужной мере Духом потому, что очень трудно кормить в себе двоих одновременно, невозможно служить себе двоим. Что говорить, мы часто служим себе плотскому, часто наполняемся именно плотским.

Исправление этого состояния

– это возможность поститься, возможность совершить путешествие в духовные миры самого себя. Со временем это станет чем-то большим, и мы увидим многие, многие, поверьте мне, многие откровения через пост, сначала надо научиться, именно поститься, а не просто голодать. Есть слово «таанит», от слова «леанот», от слова «мучить, истязать, самоистязание», есть слово «цум» — «сжатие», от слова «лецумцен» — «сжимать». Сначала будет мучительно больно, потом мы научимся сжимать и усмирять наше тело, оно само будет сжиматься за счет того, что духовный бодибилдер, духовный культурист наконец-то подожмет это тело, а пока происходит наоборот.

Вот такие короткие размышления навеяны о посте.

Я еще раз повторю и, наверное, подчеркну, что не нужно пытаться брать на себя какие-то экстремальные посты – сорок дней, семь дней, три дня. Лучше начать все-таки поститься с одного дня или даже, хотя бы с половины дня, каждый по мере сил, каждый в соответствии с тем, что ему рекомендуют врачи, если нужны такие рекомендации. Не наполнять себя гордостью «я смогу», а как раз понимать, что та сфера поста, о которой мы говорим, она для нас еще совсем не разведана и мы, в любом случае, делаем в ней только первые шаги.

Пусть Господь благословит всех тех, кто ищет Его Лица!

Будьте благословенны!

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *